Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



Комитет Государственной Думы по культуре

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации

Выступление Елены Ямпольской на заседании Госдумы о возрастной маркировке

10.10.2019

Уважаемый Вячеслав Викторович, коллеги!

Я признательна нашей фракции «Единая Россия» за возможность рассказать вам сегодня о той инициативе, которую Комитет по культуре рассчитывает в ближайшее время вынести на ваше рассмотрение.

Речь идет об освобождении произведений литературы и искусства от избыточной возрастной маркировки.

Избыточным и излишним в данном случае, на наш взгляд, является всё, кроме ценза 18+. Вот единственное запретительное отсечение, за соблюдением которого надо следить значительно строже, чем сегодня. Но тут надзорным органам нужны дополнительные ресурсы, люди, силы, и все это тоже высвободится, если наша инициатива будет поддержана.

На данный момент в комитете лежит целая кипа обращений. Их подписали Михаил Пиотровский, Сергей Сельянов, Евгений Водолазкин, Евгений Миронов, директор Пушкинского заповедника на Псковщине Георгий Василевич, директор Российской государственной детской библиотеки Мария Веденяпина и многие другие. Все они просят как можно быстрее убрать дикие, абсурдные барьеры между детьми и культурой.

В степени абсурдности вы можете убедиться сами. Я на днях провела рейд по книжным магазинам и сегодня хочу продемонстрировать вам некоторые результаты.

Начну с тяжелой артиллерии: Библия — 16+, «Жития святых» — 16+, «Святое Евангелие для семейного чтения» — 16+.

Далее: «Анна Каренина», «Евгений Онегин», «Вечера на хуторе близ Диканьки» — 16+.

«Ромео и Джульетта» — 16+ (к этому возрасту героев два года как в живых не было, а нашим детям нельзя о них читать).

«Лето Господне», «Тихий Дон», Шукшин — 16+. Как и Анфиса Чехова, между прочим...

Складывается впечатление, будто до 16 лет в нашей стране читать запрещено. Чего мы ждем? Что в 16 подросток набросится на настоящую литературу? Да он книгу в руки не возьмет. Не приучен. Тогда о каких прорывах мы можем говорить? Все вызовы современного мира, включая искусственный интеллект, требуют, прежде всего, естественного интеллекта. Нужны люди, которые хотят знать, читать, видеть больше — в том числе, больше своих сверстников. Быть может, это единственный вид тщеславия в ребенке, который следует поощрять.

Евгений Водолазкин в своем письме замечательно сформулировал: «Свобода в нашей стране во многом понималась как свобода чтения. Поэтому любые непродуманные решения в этой области воспринимаются обществом с особой остротой». Мы с вами чувствуем эту остроту, когда пресса в очередной раз издевается из-за того, что где-то девочке отказались продавать сборник Бродского или Есенина, а мальчику не выдали в библиотеке Довлатова или Бунина. Случалось, не выдавали и «Сына полка», промаркированного 16+...

Искусство — это прежде всего не «что», а «как». В нем может быть много боли и страданий, но человек чувствует себя потом очищенным и просветленным. А бывают абсолютно нормативные произведения, но при этом чудовищно пошлые. Законодательно ограничить пошлость, к сожалению, нельзя. Так давайте хотя бы не ограничивать то, что воспитывает чувства и развивает душу.

Уважаемые коллеги, вы сами прекрасно понимаете, что на телевидении, а тем более в интернете возрастная маркировка — это преимущественно пустая формальность. Эти запреты наступают на бизнес именно прокатчиков, киносетей и книготорговли, которая и без того переживает тяжелейшие времена. Более того, утомительными и бессмысленными ограничениями мы отучаем детей и подростков смотреть кино на большом экране, держать в руках именно бумажную книгу. А ведь и то, и другое является частью человеческой культуры.

Что еще очень важно? Искусство, литература — это концентрированный эмоциональный опыт человечества. Он готовит ребенка к жизни в непростом взрослом мире, где его никто не собирается обкладывать ватой.

Что происходит, когда мы этот опыт отсекаем? Человек растет в соцсетях, растет с компьютерными играми, привыкая просто убивать врага на мониторе. И первая же серьезная обида может стать поводом для неадекватных действий, направленных против себя самого или против окружающих.

Юрий Михайлович Лотман называл искусство «второй жизнью». Говорил, что оно дает человеку возможность пройти не пройденной дорогой, пережить не пережитое в реальном мире.

Я догадываюсь, что охранители — дремучие, по выражению нашего президента, но не дремлющие, те, кто сейчас выступает против нашей инициативы, фамилию Лотмана не слышали. Но это тем более не дает нам права отступать.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Яндекс.Метрика